Версия для слабовидящих

27 января отмечается День воинской славы России - День снятия блокады города Ленинграда.

посадочный талонБлокада Ленинграда в ходе Великой Отечественной войны (1941-1945) проводилась немецкими войсками с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года с целью сломить сопротивление защитников города и овладеть им. Захвату города германское командование придавало важное стратегическое и политическое значение. Почти 900 дней сообщение с Ленинградом поддерживалось только по Ладожскому озеру и по воздуху. Противник вел непрерывные бомбардировки и артиллерийские обстрелы города, предпринимал многочисленные попытки захватить его. За время блокады Ленинграда от голода и обстрелов погибло свыше 641 тысячи жителей (по другим данным, не менее одного миллиона человек). В условиях блокады ленинградцы трудились на оборонных предприятиях, воевали в дивизиях народного ополчения.

27 января 1944 года блокада Ленинграда была полностью ликвидирована. В этот день в Ленинграде был дан артиллерийский салют и фейерверк (единственное исключение в ходе Великой Отечественной войны, прочие салюты производились в Москве). Десятки тысяч жителей города вышли на улицы, площади, набережные реки Невы. Салют начался в 20 часов: прозвучали 24 залпа артиллерийских орудий, сопровождавшиеся фейерверком и подсветкой зенитными прожекторами.

Героическая оборона Ленинграда стала символом мужества советского народа. Ценой неимоверных лишений, героизма и самопожертвования воины и жители Ленинграда отстояли город.

В нашем городе при Совете ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов работает секция блокадников, куда вошли новоуральцы имеющие статус жителей блокадного Ленинграда.  Их воспоминания о страшных днях блокады представлены в книге «По законам военного времени», выпущенной Новоуральским музеем в 2010 году. Представляем отрывки из этой книги.

Воспоминания Андреевой Валентины Филипповны:

В феврале месяце 1942 года умер старший брат от дистрофии. Мама выкупила наши пайки хлеба, тогда давали 125 граммов на день. И весь хлеб был отдан, чтобы похоронить Виктора.

Когда была открыта «дорога жизни» через Ладогу, нас эвакуировали на Урал к отцу. Он ничего не знал о нас, и встреча была для него неожиданной. Мы приехали в Нижний Тагил, нашли его. Он нас не узнал, так как мы были все опухшие, больные. Мы все переболели дистрофией. Наша бабушка умерла в августе 1942 года, а нам видно было суждено выжить.

Воспоминания Анферовой Татьяны Константиновны:

Зимой, в декабре и январе стало совсем ужасно. Морозы были очень сильные, водопровод замёрз. Люди оттаивали кое-где во дворах краны, и с бидонами и чайникам ходили за водой. В квартирах воды не было, света тоже, дров не было, топить печи было нечем, ходили в пальто. Есть в это время уже было нечего. Помню, как один день мы ели суп из воды и соли. Родители пытались шутить, что можно и посуду не мыть.

Воспоминания Иванова Николая Ивановича:

Очень часто были воздушные тревоги, нас бомбили и мы, спасаясь всей семьей, бежали в бомбоубежище, по несколько раз в сутки, но со временем становилось бегать всё тяжелее. И как-то мама сказала, что уж если умереть, то все вместе, а бегать больше не будем. Так мы и прожили до освобождения «дороги жизни» по Ладожскому озеру.

Воспоминания Крук Ольги Осиповны:

Крук О. первая слева, на руках  брат Витя, умер от дистрофии

Когда я попала в детский дом, нас как-то стали подкармливать. И вот с меня спала вся опухоль, но я стала ещё страшнее. У меня остались кости, обтянутые кожей. Однажды нас вывели на прогулку, на улицу, и шли взрослые женщины, посмотрев на меня, они сказали: «Какая страшная девочка!». Можно представить, какая я была…

Вот такое моё детское воспоминание. Некоторые мои знакомые говорят мне: «Ведь прошло столько времени, и наверно в памяти всё притупляется?». Я скажу – нет!  В моей памяти всё так живо, как будто это было вчера. Боль навеки осталась в моей душе.

Воспоминания Харитоновой Валентины Васильевны:

В начале блокады мы, маленькие дети, ещё носили песок на чердак для тушения зажигалок. Позже уже никто никуда не выходил. В подъездах дома было тихо, тихо умирали в холодных квартирах. Умерла мама, брат. Отец в очередной раз пришёл с завода и уже не смог подняться. Тоже умер. Сколько времени я была одна в квартире с мёртвыми – я не помню.

Меня нашли в квартире дежурные по кварталу. Они обходили квартиры и забирали ещё живых детей. А дальше детский дом. До прорыва блокады Ленинграда оставалось ещё пять месяцев.